Глава 27. Труд и результат труда



Труд является прежде всего ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ человека, т. е. психика диктует целесообразность выполнения некоего труда. Психика же «бастует», когда некий «труд» кажется человеку безсмысленным. И хотя в наших жизнях достаточно мало безсмысленных ТРУДОВ на первый взгляд, потому что все вокруг занимаются вроде как вполне осмысленной деятельностью, при ближайшем рассмотрении выясняется, что таких «трудов» – неприлично многовато.

Отличием «трудов праведных» от «трудов безсмысленных» является многоаспектность меры в емности. Где каждая аспектность меры выявляет (способна выявить при напряжении мысли) ту или иную ущербность ТРУДА. Напомним, что категорией меры является разница между «хорошо», «плохо» и «нейтрально», а аспектностью меры являются соотношения между «не очень хорошо», «хорошо, но не очень» при сравнении с «хорошо».

Тот ТРУД, что «хорош» в категории, может быть выявлен как «не очень-то и хорош» в его аспектности. А тот ТРУД, что «нейтрален» в категории, может быть вполне отнесён к «ну надо же, а ведь очень даже не нейтрален» в аспектности. Всё зависит от ГЛУБИНЫ мысли в емности.

Безсознательное людей, как складированная с неким учётом и неким сортированием информация, поступающая в человека ежесекундно со всех сторон через его органы чувств и порой сознательные размышления об этом, ВСЕГДА концептуально отструктурировано по базовым концептуальным же блокам. Где относящееся к одному «блоку» вряд ли способно найти «общее» с «блоком» другим, а посему в жизни эти «перекрещивания» блоков и не случаются. Ну а раз не случаются, то разного рода категории и аспектности меры и не всплывают в сознательное человека как ЯВЛЕНИЕ, требующее безотлагательного осмысления.

Глобальное управление людьми, осуществляемое на надгосударственном уровне «мировой закулисой» (или можно назвать ещё как, это неважно), прекрасно знает о вышеописанной особенности «человека обычного», и поэтому осуществляет управление с учётом этого. В частности, обучение людей с детства (через пороки культуры, через цитатно-догматический способ изложения и усвоения материалов в школе и других учебных заведениях) позволяет затем выработать в психиках обучаемых чёткое «в уме» РАЗЛИЧЕНИЕ производственной деятельности от деятельности НЕпроизводственной, труда производственного и «никакого не труда, а – активного отдыха». Хотя всем прекрасно известно, что люди труда МЫСЛЯТ О СВОЁМ ТРУДЕ (как бы приближая РЕЗУЛЬТАТ ТРУДА) не только в «рабочее» время, а почти ВСЕГДА, когда свободен ум. В данном аспекте надгосударственное управление ДАЁТ постоянный СБОЙ.

Устранением СБОЯ занимаются индустрии развлечений, спорта, моды и зрелищ всех сортов, выполняющих ГЛАВНУЮ ФУНКЦИЮ – ОТВЛЕЧЕНИЯ мозгов людей от осмысленного ТРУДА и НАПРАВЛЕНИЯ людей туда, где главенствуют удовлетворения биологически присущих человеку инстинктов.

Выходит, что волевое НЕУЧАСТИЕ себя ни мысленно, ни напрямую в этих индустриях, позволяет не отвлекать себя от РЕАЛЬНОГО ТРУДА, направленного как неуклонный и неостановимый процесс осмысления бытия в целом или в его частностях в емности.

Это – якобы две большие разницы между: трудом и отдыхом от труда – ещё одно из фальшивых «различений» от надгосударственного управления, прививаемых нам с детства СО ВСЕЙ МОЩЬЮ инструментария этого управления и с задействованием ОЛУХОВ, которые по неразумению своему прямо в этом участвуют. Понимать вздорность этого «различения» крайне важно. Потому что, к примеру, труд по воспитанию своих детей НЕ ЗНАЕТ никакого ОТДЫХА. А там, в тех семьях, где такой «отдых» ПРОЯВЛЯЕТСЯ, там подрастающее поколение (молодёжь и дети в целом) ЛИШАЮТСЯ неизбывной опеки ЛЮБВИ, со всеми вытекающими из этого последствиями. То же самое относится и к любому другому ВИДУ труда, будь он каким угодно по форме.

Нынешняя «экономическая наука», выплеснув «ребёнка» ЛЮБВИ – ДАРЕНИЕ из категорий экономики, выплеснула не только основополагающее реальное различение того, что есть что в наших жизнях, она умудрилась вплеснуть фальшивое различение о том, что такое труд и что такое отдых, и крепко-накрепко утвердить эту разницу в умах многих людей.

Но ТРУД, если это труд, а не УХОД от труда в области удовлетворения своих биологически присущих инстинктов, не несущих в себе интеллектуальной работы, всегда имеет в виду ЛЮБОВЬ, всегда имеет в виду ЕМНОСТЬ, всегда имеет в виду ОБЩИЙ КАПИТАЛ. Такой ТРУД ярче всего очевиден в тех РЕЗУЛЬТАТАХ, которые считаются «ценностями» на уровне НЕСКОЛЬКИХ ПОКОЛЕНИЙ.

«Труд» же, который выезжает на автоматизмах и стереотипах (типа, ну общество же требует этого!), штампует, как робот-автомат, весьма своеобразные результаты труда. Если управление направит «штамповку» в том направлении, которая СОВПАДАЕТ с одной из аспектностей или категорий МЕРЫ, то жизнь продолжается в цикличности не выбивающейся из общеприродной меры, если управление направит «штамповку» в ином направлении, то и жизнь начинает лихорадить.

Таким образом, ТРУД, являясь предшественником РЕЗУЛЬТАТА ТРУДА – очень важная категория экономики и требует к себе тщательного и емного по существу внимания. Пренебрежение емностью в осмыслении ТРУДА, равно как и прерывание процесса осмысления самого труда, ведёт к РЕЗУЛЬТАТАМ, образцы которых можно увидеть вокруг: в частности испоганенную «трудом» природу.

РЕЗУЛЬТАТОМ ТРУДА – любым – экономика ИЗМЕРЯЕТСЯ точно и всеобъемлюще.

Результаты труда людей проявляются в историческом обозрении (изменении качества жизни). Проявляются они и в отношении нравственных аспектов (изменении устоев). Но это самый глубокий масштаб ИЗМЕРЕНИЯ результатов труда. Оценку можно масштабировать всё больше и больше, рассматривая ОТДЕЛЬНЫЕ части общего капитала в емности, допустим, по эпохам и цивилизациям, по странам и векам, по ТНО и общинам, по семьям.

Результаты труда людей проявляют себя ВЕЗДЕ и ВСЕГДА, куда ни кинь взгляд. И чисто человеческое производство МОЖЕТ выглядеть умозрительно извлечённым и поставленным ОТДЕЛЬНО, но лишь как результаты более ВСЕОБЪЕМЛЮЩИХ результатов труда, в том числе и предшествующих поколений, сводясь К ЕДИНОМУ ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСТВУ.

Поэтому будущая теория о результатах труда в человеческом производстве неминуемо будет вызывать к жизни КАТЕГОРИЧЕСКИ ДРУГОЙ математический аппарат, чем тот, что существует ныне, аппарат, который будет СВЯЗЫВАТЬ любой результат труда в общем капитале через емность, и на основании этого будет выводиться ОЦЕНКА.

Как мы уже указывали ранее, все математические модели для выстраивания такого аппарата в современной математике ЕСТЬ.

Имея в виду вышеприведённые рассуждения, можно приступить к вычленению и рассмотрению результатов труда в человеческом производстве более конкретно.

Человеческое производство делится на столь многое количество направлений и ответвлений, сколь это может позволить себе аналитик, берущийся исследовать это разнообразие. Простых рецептов по выявлению ОБЩИХ характеристик того или иного направления деятельности человека, его ДЕЛА – нет. Сложных – сколько угодно. Можно делить человеческое производство на те, которые производят пищу для человека, и те, которые производят всё остальное. Можно отнести к ним и человеческие производства по приготовлению пищи для домашних животных, а можно и для приготовления пищи для скота, птицы, рыбы на убой. Можно рассортировать человеческое производство по-иному: на основании нравственных предпосылок, где всё, что относится к убийству человеку (военная промышленность) либо к тому или иному его физическому или психическому подавлению – есть одна сфера, а всё, что не относится к убийству или подавлению – другая.

Принципиально, для целей рассмотрения экономики, подобная градация не имеет никакого смысла, потому что структурировать можно без конца и края, в зависимости от поставленных задач (как задашь вопрос – таков будет и ответ) и концептуальной определённости аналитика, либо от масштабирования и всё той же концептуальной определённости аналитика.

Рассмотрение конкретностей – всегда тоже конкретно и вызывается всегда же более высоким уровнем УПРАВЛЕНИЯ, который и «спускает» задачу рассмотрения на более низкий уровень. Если задать исследование тяжёлой промышленности, то вряд ли получится исследование религиозных аспектов бытия. И наоборот: указание-приказ о расследовании нравственных достижений, как результатов труда человечества, вряд ли приведёт к описанию работы тяжёлой промышленности.

Таким образом, экономика, как наука точная, сталкивается с ещё одной задачей, которая концептуально определённа, как и всё остальное на свете, относящееся к человеку: ГДЕ РАМКИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ или КАКОВ УРОВЕНЬ МАСШТАБИРУЕМОСТИ в определении задач экономики, могущий быть достаточно приемлемым для неё, но и не вызывать лишних ответвлений в другие области?

На этот вопрос есть только один ответ: пока наиболее полный масштаб – Земля, а рамки – общий капитал в емности. В будущем, возможно, масштаб и рамки поменяются.

Исходя из этого, а также де-факто существующего в мире НАДГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ, ака ГЛОБАЛЬНОГО, осуществляемого по толпо-«элитарной» концепции, в подробностях описанной КОБ, можно сказать, что новая экономика (и России, и всего мира) должна базироваться на другой концепции и давать описание от неё (ну раз современная «экономическая наука» есть выражение злонравной концепции толпо-«элитарной»).

Резонно также полагать, что в описании экономики, основанной на методологии от КОБ, следует ВСКРЫВАТЬ умолчания «экономической науки» современной, и подавать их так, как они есть, без вранья. Резонно также полагать, что вместо умолчаний и лжи следует давать конкретные советы по тому, как оно должно быть в экономике, как части взаимоотношений людей, основанные на правде, на том, как оно есть в природе и нашем мире.

Надеемся, что этой книгой вскрыта часть и немалая заблуждений в области экономических воззрений, доставшихся нам от прошлых лет, а также вскрыты самые нелепые умолчания и целый ворох лжей, перетекающих из поколения в поколение на неосмысливаемой пока основе.

Заключение