Глава 14. Метрология



Вопрос метрологии (дисциплины об измерениях и эталонах измерений) одним своим концом упирается в точность масштабирования измерения эталона той или иной меры (допустим, метра, до скольких цифр после запятой нужно вычислить метр), а другим – в саму ВОЗМОЖНОСТЬ применить меру.

Все мерные величины нашего мира были на том или ином этапе развития человечества взяты из материи либо основываясь на доступности-видимости (локоть – это расстояние от вытянутого кончика среднего пальца до локтя), либо на измерениях других величин к искомой (сила тока определяется напряжением тока через определённое сечение) в экспериментах.

Но есть и величины духовно-нравственного порядка, которые эталонированию, а затем и измерению – «не поддаются». К примеру, как, в чём измерить совесть? Или красоту? Или любовь?

Поскольку экономика – признаётся наукой точной, то результаты материального, интеллектуального и духовного производства ДОЛЖНЫ БЫТЬ вычислямы в нужном количестве параметров. По некоторым параметрам так оно и есть.

Результатом труда материального может быть иголка, имеющая различную мерность: длина, толщина, твёрдость. Результатом труда интеллектуального может быть идея об иголке, во всех образных представлениях о том, какими качествами должна обладать иголка и для каких целей. Результатом духовного труда может быть просто МЫСЛЬ об остроте иголке, и её можно ОТДЕЛИТЬ от другой мысли о «не-иголке» вообще, а их вместе посчитать. Одновременно экономика обладает нравственными категориями, а нравственные параметры измерять люди ещё «вроде как» не научились, то встаёт вопрос, а что ж с этим сонмом выявленных «противоречий» делать?

На самом деле никакого противоречия нет. Раз мы все знаем, что нравственные категории есть и они даны нам в ощущениях и образах, значит их можно перевести и в метрологию, т. е. нравственные категории можно измерить.

Для этого нам важно понять, что такое «категория нравственности» или «категория нравственной оценки». Это оценка того, относится ли наше понимание того или иного явления к категории «хорошо» или к категории «плохо», а также как соотносится наше понимание c окружающей действительностью (второе относится как раз к «нравственности»), «реально» ли наше понимание, или «искажённо».

Некоторые явления мы не можем сразу отнести ни к хорошим, ни к плохим однозначно. Для этого есть аспектность – т. е. МЕРА той «хорошести» или «плохости» в выявленном нам явлении. Некоторые хорошести хороши, но не очень, как говорится, а некоторые – хороши и даже очень. Вот это и есть мера.

Разберём это на примерах. Допустим, термина и стоящего за ним в наших жизнях явления «собственность». Хорошо это или плохо? Чтобы это определить, надо соотнести общее с частным в приложении к тому, а является ли и общее МОИМ, и, если является, то в чём тогда его разница с частным, но тоже МОИМ?

Разница покоится в нравственной оценке КОНКРЕТНОГО человека, а не в существующей реальности, где всё общее является ОДНОВРЕМЕННО и ОБЩИМ, И ЛИЧНЫМ (моим) каждого в отдельности. НЕРАЗРЫВНО общим.

Таким образом, разбирая термин «собственность» и явление, соответствующее ему в нашей жизни, или которое за этим стоит, мы выяснили, что нравственная категория оценки «собственности» как только «моего» – противоречит существующей реальности. Утрачена ПЕРВАЯ часть – «общее всегда и общее, а не только моё». Следовательно, применять аспектность к этой категории, т. е. меру, то есть к выяснению того, а НАСКОЛЬКО плохо или хорошо выявленное нами «хорошее» или «плохое» явление – достаточно безсмысленно, ибо оно УЖЕ на нашем первом уровне рассуждений, категорий – не соотносится с действительностью, с объективной реальностью.

Можно ли отнести к метрологии ЛИЧНУЮ ОЦЕНКУ конкретного человека того или иного явления? Нет, нельзя. Дело в том, что личная оценка человека вполне может быть такой: 2 х 2 = 5. А к метрологии имеет отношение только то, что реально существует в действительности, а человек может это тем или иным способом (словесным описанием, цифрой, формулой, символом) ОТОБРАЗИТЬ, причём максимально приближенно к действительности.

Таким образом, независимо от того, что тот или иной человек вкладывает в понятие «собственность» и соответственно в явление, стоящее за ним, объективно «собственности» НЕТ. Вернее, она есть ТОЛЬКО в таком виде: «общее всегда и общее, а не только моё». И тогда сразу становится понятно, что термин «собственность» НЕ ОТОБРАЖАЕТ собой никакой реальной действительности. Он отображает личную оценку конкретного человека, нравственно ущербную, части общего капитала.

Метрология НЕ МОЖЕТ учитывать каждый чих, каждое мнение, каждый фантазм каждого отдельного человека, или даже ТОЛП ЛЮДЕЙ (считающих одинаково по одному и тому же вопросу), если они не соответствуют существующей объективной реальности.

Если вспомнить введённые нами понятия общий капитал и емность, то их точно так же можно проверить на «метрологичность», как и «собственность». Является ли общий капитал «общим всегда и моим всегда тоже»? Да. Является ли емность «общей всегда и моей всегда тоже»? Тоже да. Есть противоречия с существующей реальностью, КОТОРАЯ ЦЕЛЬНА И ЕДИНА? Нет, противоречий НЕТ.

Способ отображения нашего понимания об объективной реальности нами, как части этой реальности, открыт нам, людям, для использования через доступ к общему капиталу в части его интеллектуального и духовного богатства (информации и меры).

Единственная сложность, что люди обычно выявляют НОВОЕ ЗНАНИЕ лишь интуитивно, затем они создают некий эталон, а уже затем им измеряют это самое интуитивно выявленное, и на основе измерений создают некую рабочую модель, которую и проверяют затем на практике. Т. е. практическая задача метрологии новой экономики – это выявление способа, который бы учитывал и нравственную аспектность экономики, состоит в получении ИНТУИТИВНОГО ЗНАНИЯ об этом.

Обладаем ли мы требуемым интуитивным знанием, которое позволит создать эталоны, которые мы затем сможем измерить выявленное, чтобы создать модель и проверить её на практике?

Ответом на этот вопрос является вся эта книга. Судите сами.

Небольшой экскурс в историю. Собственно говоря, науки экономики (хозяйствования) не существовало до начала 17-го века (если не считать деклараций Аристотеля и других древних греков, что такая наука есть), когда в Англии появились первые чисто «экономические» книги. До этого ВСЯ как бы ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА сводилась к благонравным поучениям-описаниям того, каким должен быть нормальный хозяин и нормальное хозяйство при нём (в деталях: где должны содержаться животные, как, где должны жить люди, как и т. д.). Что – любопытно – и БЫЛО ВЕРНЫМ ОПИСАНИЕМ существующей реальности. Ибо опишешь как правильно разводить огонь в очаге, а на практике, следуя этому методу, развести огонь не получится – это будет сразу ВЫЯВЛЕНО. Вспомним при этом об уровне общины.

А вот с 17-го века стали разрабатывать СПЕЦИАЛЬНЫЕ термины экономики, стали появляться первые методы подсчёта величин экономики, дело в общем, пошлО. Не прошло и 250 лет, как вышла самая капитальная из когда-либо писавшихся капитальных книг по экономике с названием «Капитал». Вся нынешняя «экономическая наука» целиком и полностью опирается в своих рассуждениях на Маркса до сих пор, считая его безусловным «авторитетом». А вот читал ли кто эту книгу от начала и до конца? Пробовал ли выявить несуразицу, проявляющуюся вовсе не на каждой странице, А ИЗРЕДКА, но в самых основополагающих вопросах и рассуждениях?

Что любопытно при этом отметить, «пошаговость» развития современной «экономической науки» (добавление к терминам новых терминов, которые вытекали из НЕПОНЯТНО ОТКУДА ВЗЯВШИХСЯ первоначально) ИЗНАЧАЛЬНО содержит в себе вовсе не жидовской туманный принцип, а опору на реальную действительность. Одним из первых терминов, родившихся в 17-м веке, является «политическая экономия». В ясно понимаемой взаимосвязи самих слов термина – он обозначает внутреннюю связь между политикой, т. е. УПРАВЛЕНИЕМ и экономией, т. е. МЕРНОМ и РАЧИТЕЛЬНОМ хозяйствовании.

Политическая экономия: «Термин появился впервые в XVII в. Его возникновение было связано с выходом в свет книги французского экономиста Антуана де Монкретьена «Трактат по политической экономии» (1615), в которой автор предлагал установить жёсткий контроль над рынком. Политическая экономия рассматривалась как наука об управлении хозяйством, но уже не домашним, а национальным.»

Что же мы видим в трактовках современной «экономической науки» сейчас? А полное отсутствие управления. Вместо него есть «свободная рука рынка», фикция.

Откуда же появилась она? А из последующих работ «экономистов», которые не рассматривали свои «находки» в приложении к существующей действительности, а выполняли социальный заказ жидов по запудриванию мозгов управляемой ими толпы лохов. Эти постепенно появляющиеся работы УВОДИЛИ в сторону изначально ясное понимание экономики, как процесса управления, в область, где для лохов управления вроде как и нет (ибо вроде как «свободный рынок»), а на деле экономикой УПРАВЛЯЮТ жиды.

Каждый читатель может самостоятельно проанализировать с пяток, десяток терминов современной «экономической науки», вооружившись изложенной выше методологией и сделать свой вывод.

Наш же вывод однозначен: практически вся современная «экономическая наука» является ШАРЛАТАНСТВОМ и миллионословным заклинанием (как шаманы заклинают духов), и ИМЕЕТ очень мало отношения к реальной действительности. А раз так, то это ШАРЛАТАНТСТВО и ЗАКЛИНАНИЯ было сделаны СПЕЦИАЛЬНО, для завуалирования от людей ЗНАНИЙ, ВЕРНО и объективно отображающих существующую реальность. Для жидовского паразитирования слоя жидов на всех остальных людях.

Осталось перейти к собственно экономике, опиряющейся на существующую реальную, объективную действительность, как метрологически ВЕРНОГО отображения и метрологически ВЕРНОГО описания, что и будет сделано в ЧАСТИ ВТОРОЙ этой книги.

Глава 15